Кэр и Клаус

Кэролайн Форбс лежала на большой кровати красного дерева. На девушке было легкое голубое платье, самое скромное, которое нашлось в ее гардеробе. Светлые кудри в беспорядке рассыпались по подушке. Руки были крепко привязаны к спинке кровати, и как бы отчаянно она не пыталась освободиться, ничего не выходило.

Последнее, что могла вспомнить Кэр, это то, что она собиралась встретиться с Тайлером сегодня вечером, чтобы обсудить их непростые отношения. Девушка надеялась, что всё ещё можно как — то исправить. (Специально для sexytales.ru — секситейлз.ру) А потом ей свернули шею — и она оказалась в этой незнакомой, но со вкусом обставленной комнате. «В такие минуты я рада, что стала вампиром,» — подумала она и тяжело вздохнула. Тяжелые шторы были плотно задернуты, поэтому трудно было сказать, сколько времени она здесь находится. Кэр пыталась даже звать на помощь, но никто не откликнулся.

За дверью послышались чьи — то шаги. Через мгновение дверь открылась и в комнату вошел Клаус. Он был обнажён до пояса, в руках держал полотенце, которым вытирал мокрые волосы.

— Какого черта?! — в ярости закричала Кэролайн.

— Я тоже рад тебя видеть, милая, — нагло улыбаясь, проговорил Древний.

— Что здесь происходит? — от злости, смешанной со страхом, девушку начало трясти.

— Помнится, мне обещали горячий гибридский секс? — Клаус усмехнулся.

— Что… я думала… ты… ты..

— Я хочу забрать это обещание… — в этот момент Клаус подошел к кровати, склонился над девушкой, желая поцеловать ее, но Кэр отвернулась.

— Ну же, не упрямся, милая… — его губы обожгли ей шею. Девушка начала бешено извиваться, пытаясь вырваться. Клаус лег на нее сверху, прижимая всем телом к кровати. Ни слова больше не говоря, он обхватил ее лицо руками и впился жадным поцелуем в губы. Девушка еще пыталась освободиться, но с каждым мгновением эти попытки были всё слабее. Его поцелуй не просто обжигал её, он словно зажег пламя внутри ее самой. И хотя разум противился, плоть медленно, но верно предавала свою хозяйку.

На секунду оторвавшись от её губ, Клаус прошетал:

— Ты сама будешь просить меня об этом… Вот увидишь…

Его руки заскользили вниз по её телу, затем медленно возвращались обратно. Всё это время он не отрываясь смотрел в её глаза, наслаждаясь отражающимися в них растерянностью и нарастающей страстью.

Положив руку ей на грудь, он нежно сжал её, отчего у Кэролайн перехватило дыхание. Понимающе усмехнувшись, он сжал пальцами начинающий твердеть сосок. Девушка судорожно сглотнула:

— Зачем тебе это? Это…

—… то, чего я хочу…

И он снова поцеловал ее: грубо, жадно. Его язык глубоко погрузился в жаркий плен ее рта, исследуя там каждый сантиметр. Тем временем, не прерывая поцелуй, Клаус легко разорвал платье пополам. Его обнаженный горячий торс коснулся её тела — и девушка застонала. Она почувствовала, как влага начала просачиваться из глубины её тела. Теперь на ней оставались лишь тонкий кружевной лиф и миниатюрные трусики.

Руки мужчины исследовали ее тело. Он опустил левую руку к её бедрам и через трусики коснулся её гладкой киски.

Кэр стонала всё громче. Жар внутри нее рос и накатывал волнами. Лиф был сорван с нее вслед за платьем, и рот Клауса переместился с её истерзанных губ к соскам. Он то целовал её груди, то облизывал красивые розовые ореолы вокруг сосков, то втягивал эти манящие вишенки в рот и посасывал их. Его левая рука тем временем проникла под трусики и нежно гладила губки её киски, не проникая внутрь.

Девушка прикусила губу и стала двигать бедрами, желая хоть немного погасить огонь страсти. Клаус оторвался от её груди:

— Ты такая мокрая там… Кэр… милая… ты хочешь меня…

— Нет! — протистующее всхлипнула девушка, но это прозвучала неубедительно даже для нее самой.

— Нет?… — спросил он, проведя польцами по клитору, затем коснулся входа в средоточее ее блаженства.

— О Боже…

— Сколько же ты не…

— Молчи! — она извивалась под ним, как змея, попавшая в плен чужих рук.

— Скажи, что ты хочешь меня… — потребовал он, проникая средним пальцем вглубь ее тела.

— Ооох…

— Скажи это… — он убрал руку, сорвал с нее трусики и прижался вырающим бугром в штанах к ней. — Скажи — и я помогу тебя, — его руки ласкали ее тело так искусно, киской она чувствовала пульсацию его твердого органа через тонкую ткань брюк.

— Да…

— Произнеси полностью…

— Клаус, пожалуйста… ооооо… я больше не могу…

— Скажи мне…

— Я хочу тебя… О ГОСПОДИ, да трахнешь ты меня в конце концов или нет?!!


Еще как, милая…

С этими словами он расстегнул брюки, достал из них член и приставил его ко входу в ее киску.

Девушка в нетерпении застонала и задвигала бедрами.

— Так спешишь… — и он резко вошел в неё. Она подумала, что он просто разорвет ее нежное тело, но в следующий момент волна удовольствия накрыла девушку с головой. Его большой, твердый, горячий член резко входил в нее, она чувствовала, как он, буквально врываясь в её плоть, достигает матки — и это сводило Кэр с ума.

Она обхватила своего мучителя ногами и стала двигаться с ним в такт. Они целовались, стонали и шептали другу другу слова, значение которых стиралось в лавинах удовольствия. Наконец его движения стали частыми и резкими, и Кэр почувтсвовала, как член внутри нее начал пеульсировать и, казалось, стал еще больше…

— Клаус… о да! Сделай это! Кончи в меня! О, прошу тебя! — повторяла девушка, теряя голову.

Мужчина сделал еще одно сильное движение, громко застонал — и она почувствовала, как ее матка заполняется горячей спермой. Это стало последней каплей в чаше ее наслаждения: такого оргазма девушка не испытывала ни разу. Ее тело затрясло, лицо исказила гримаса удовольствия, она выгнулась и закричала. Ей казалось, что ее не стало, что она разлетелась на миллионы светящихся частиц…

Приходя в себя Кэр почувствовала, что кто — то отвязывает ее руки. Затем Клаус лег рядом, любуясь ее покрасневшим от его ласк телом…