Живой инструмент

Так случилось, что лучший массажист городской бани, человек весьма уважаемый, Иван Иванович Горбунков оказался вдруг безработным. Баню временно закрыли на ремонт, и все сотрудники ее, естественно, были уволены. На все их вопросы, когда же откроют баню, руководство коммуналки района только неопределенно пожимало плечами.

— Видимо, Вань, тебе — каюк. Такого хлебного места лишился, можно сказать, улетела от тебя золотая синекура, — тяжко вздыхал его друг, а по совместительству и собутыльник Трошка, наливая в кружку Ивана пиво, впервые за много лет купленное за свой счет. Иван с ожесточением сжал кулаки. Еще бы! Какие люди у него бывали! Отцы города! Крутые мужики! А теперь? Где они? Разбрелись по частным саунам, а там очередь к массажисту на пол — года вперед застолблена.

— Но ты не горюй, Иван. Есть у меня одна интересная мыслишка, — Продолжал Трошка, загадочно поглядывая на лицо друга. — Недаром меня в свое время из университета вышибли.

— В чем идея? — подался вперед массажист, нутром почуяв, что сейчас откроется секрет Шахерезады или волшебная дверь в пещеру Али-Бабы.

— Только, чур! Доходы пополам, — поднял над столом грязный палец демон-искуситель, предложив заранее разделить шкуру не убитого медведя.

— Не-е-е. Это же грабиловка. Семьдесят на тридцать, — предложил Иван, как он считал более справедливым, переделить эту шкуру.

— Ладно. Черт с тобой! Согласен. Мне и тридцатника хватит. Ты видел вот это? — друг вынул из кармана оторванный кусок от газетного листа.

— Что это? — не понял Иван.

— Это — реклама, а она, как известно, двигатель торговли.

— А мне-то на хрена этот двигатель?! — еще больше возмутился Иван, подозревая, что друг собирается его наколоть.

— Ты зря кипятишься. Лучше послушай, о чем тут пишут. Вот, к примеру. «Высококлассный массажист делает секс-массаж на дому клиента. Стоимость услуги до двухсот баксов».

— А почему до? Не проще сказать просто двести?

— Чудак! Кто же клюнет на конкретную сумму. Сразу заподозрят в халтуре. А тут намек на вилку и возможность поторговаться в зависимости от сложности массажа. Усек?

— А какие сложности ты имеешь ввиду?

— Эх! Молодо, зелено! Начнем с азбуки массажа. Первая ступень — массаж обыкновенный. Массажируется голова, туловище и ноги с помощью электромассажера. Время — пятнадцать минут. За такую услугу гоните, уважаемый, только сотенку. Это по карману почти каждому.

— Ну, а вторая?

— Это уже сложнее. Массаж полу эротический. Тут обрабатывается грудь, живот, бедра, ягодицы опять же с помощью электромассажера и пальцев массажиста. Время — тридцать минут. Тут уже на полторы сотенки вытягивает.

— Думаешь, найдутся такие дураки?

— Дураки есть всегда и везде. Это самая распространенная порода среди млекопитающихся. Я сам знаю некоторых, которые мечтают, чтобы у них пощекотали где-нибудь внизу… Особенно на это падки некоторые дамочки бальзаковского возраста, смекаешь?

— А почему полу — эротический?

— У тебя что, шило в заднице? Чего раньше батьки в пекло лезешь? Потому полу эротический, что при таком массаже ты только гладишь или слегка касаешься интимных мест человеческого тела, а при эротическом — ты на них работаешь, да так, чтобы клиент под твоей рукой извивался, как уж на раскаленной сковородке. Усек?!

— Гы-ы-ы… И какие же это места?

— Ты что, совсем дурак или только прикидываешься?

— А ты говори конкретнее.

— Хорошо. Объясняю для тугодумов. Предположим, что перед тобой лежит совершенно голая женщина. Какие у нее отверстия?

— Ну, рот, нос, уши…

— Во! Это уже ближе. А еще?

— Ну, между ног…

— А между ягодицами что?

— А разве и там массажируют?

— Еще как! У тебя же в комплекте массажера есть насадка для точечного массажа. Такая небольшая грушка.

— Ну, есть…

— Вот ее вставляй в это отверстие и включай. От вибрации грушки у бабы глаза на лоб полезут от удовольствия.

— Так уж и полезут. Да она сама себе может устроить такой массаж бесплатно и без посторонней помощи.

— Не скажи. Аппетит приходит во время еды. А вдруг она так раскочегарится, что попросит тебя отмассажировать ее там твоим Живым инструментом. Вон какай он у тебя молодец. Небось, все двадцать пять сантиметров?

— Двадцать семь…

— Тем более. С таким богатством ты кого угодно и как захочешь отмассажируешь и, притом, за немалую плату.

— Но это уже секс, а не массаж…

— Какая тебе разница?! Ты же приходишь к ним в роли массажиста, а уходишь в роли трахателя. Да назови себя ке
м угодно, лишь бы тебе за такие дела зеленые отстегивали.

— И то верно, — задумался Иван, почесывая подбородок. — Вот никогда бы не подумал, что массаж — такой близкий друг секса.

— А ты как думал? Клиент ныне разборчивый пошел. Бабки зазря платить не будет. Сейчас каждый норовит вытянуть из тебя побольше, а заплатить поменьше. Кризис, брат, соображать надо…

— Вот только одному все же как-то неудобно. В таком деле ассистент, как воздух, нужен, — засомневался Иван.

— А я на что? У меня хоть и не двадцать семь, но тоже «хобот» ничего, в случае чего сгодится, — заверил его Трошка.

— Ладно. Уговорил, — сказал Иван, и друзья ударили по рукам. Допив пиво, они разошлись, довольно потирая руки от удачно заключенной сделки.

Вскоре в местной газетенке появилось объявление, и телефон в квартире Ивана сразу накалился от беспрерывных звонков. Желающих бросить «мани» на алтарь услады своего бренного тела оказалось не так уж мало. На удивление друзей многими из них оказались бабушки — пенсионерки игривого шестидесятилетнего возраста, потерявшие мужей. У них всегда что-то и где-то болело. Первой из них оказалась сверхнормативно упитанная, небольшого росточка женщина, пригласившая друзей на эротический массаж. Встретив их в коридоре, она тут же ознакомилась с их справками от венеролога и предложила принять душ. Выйдя из ванной, они не увидели хозяйки, но чутье подсказало, что ее надо искать в спальне. И действительно. Войдя туда, они увидели женщину, лежащую на постели в позе, какую когда-то запечатлел на полотне великий Рембрант.

— Мальчики! Я люблю двойной спринт, — мило улыбнулась дамочка и широко расставила ножки.

— В одно и то же место двумя массажерами? — решил уточнить Иван.

— Именно. Только не вашими дохлыми машинками. Мне требуется живой инструмент. Но сначала разминка. Ты — указала она на Трофима, — будешь дуть меня в попу, а вы — любезный юноша, извините, в — пипу. Поэтому вы ложитесь вниз, я — на вас, а ты пристраивайся сзади, — скомандовала дамочка. Она с такой прытью так точно расставила их по нужным местам, что они такого мудрого руководства просто не ожидали. Чувствовалось, что им попалась настоящая профессионалка, неплохо разбирающаяся в секс-массаже. Едва Иван улегся, выставив всем напоказ свой «перескоп», как дамочка тут же наделась на него. Хлопнув себя по ягодице, она повернулась, просительно глянув на Трофима. Тот стоял сзади, как телеграфный столб, и член у него стоял столбом.

— Ну?! — еле выдавила из себя мадам. Трофим очнулся от внезапного оцепенения, охватившего его, схватил ее обеими руками за аппетитный зад, рванул его к себе, и его «молодец» мигом вошел …

в нее. Он ухватился за ее округлые плечи и с силой прижал их так, что теперь у нее не осталось никаких шансов, чтобы вырваться из его цепких рук.

— Ну, что? Поехали? — услышал он под ней приглушенный голос Ивана.

— Давай! — подтвердил Трофим и стал накачивать женщину в зад. У него был толстый член, и он чувствовал, как ее «очко», словно мягкие женские губы, нежно целует его могучий орган. Ему было до чертиков приятно, но он боялся, что она не испытывает того наивысшего кайфа, какой испытывал он в эти мгновения. Но он ошибся. Едва он сделал пару десятка мощных качков, как почувствовал дрожание ее задницы, раздалось какое-то невнятное бормотание, затем звонкий вскрик женщины оповестил о ее оргазме. Это, видимо, Иван снизу так засадил ей, что вошел прямо в матку. Ее тело билось между двумя могучими членами обоих мужчин, словно кит, проткнутый с двух сторон беспощадными гарпунами. Она в отчаянии сливала на Ивана и в то же время шлепала рукой по бедру Трофима, понуждая его к продолжению сеанса этого необыкновенного «массажа».

Парни постарались на славу. Через час они так укатали клиентку, что та, слив все, что у нее накопилось за прошедшую неделю, лежала, слабо шевеля бедрами и хватая воздух ртом, словно рыба, выброшенная на берег.

— Вы довольны, мадам? — решил уточнить обстановку Иван.

— Еще бы! У меня такое ощущение, что я в раю.

— Тогда извольте спуститься на грешную землю и отблагодарить двух бедных ангелов, которые так старались перенести вас в этот рай, — нашелся Трофим, натягивая трусы.

— Еще не вечер. Помогите мне встать, бойцы невидимого фронта. От меня вы так просто не отделаетесь. Сейчас попьем еще водочки, чайку, посудачим о нашем новом президенте, а потом…

— Стоп! Мы так не договаривались. Рюмочку на, посошок, куда ни шло,… Начал, было, Иван, но его перебил Трошка:

— Мадам. Вы хотели спринт-масс
аж. Вы его получили. Пора выложить мани… Нас и другие клиенты ждут…

— Ну, как хотите. Мани можете забрать на тумбочке в коридоре. Чао, бамбино! — ответила толстушка и пошла своей мощной грудью на растерявшихся массажистов. Схватив деньги, они так быстро выкатились на улицу, словно за ними гналась злая собака.

— Знойная женщина, — резюмировал Трофим.

— Мечта поэта, — подтвердил Иван.

Они тут же пересчитали деньги и решили, что им хватит не только на хорошую посиделку в кафешке, но и еще порядочно станется. Парни изголодались от безденежья и почти не помнили вкус шашлыка и блинчиков с мясом. Ну, а о душистом аромате коньяка они вообще забыли, если бы им не напомнила о нем столь страстная в сексе и такая щедрая на угощение клиентка.

После сытного ужина, развалившись дома на диване, Трофим снисходительно созерцал эротический фильм на экране телека, а Иван деловито просматривал рубрику объявлений в городской газете. Его явно не устраивал пусть и неплохой, но такой не стабильный временный заработок, который они поимели от любительницы эротического массажа.

— Слушай, Трош. Тут еще одна цыпочка мечтает заполучить Живой инструмент, — ткнул пальцем в газету Иван.

— Да ну их, сексуальных извращенок! Найди что-нибудь солидное и не столь обременительное, не то мой «мальчик» таких нагрузок может просто не выдержать. Мы, в конце концов, не какие-то пидоры, а профессиональные массажисты, — вяло махнул рукой тот и вновь уставился на экран, где здоровенный негр энергично забивал свой солидный болт в зад белой, сгорающей от смущения, леди.

— Во! Нашел. Пенсионер жалуется на боли в пояснице и просит обслужить лечебным массажем за хорошее вознаграждение.

— Вот это совсем другое дело. На носу такой замечательный праздник «День Победы», и ветеран, естественно, хочет выглядеть молодцом перед своими коллегами. Давай-ка адресок, надо помочь старичку, — сел на диване Трофим и, раскрыв тетрадь заявок, стал записывать адрес пенсионера.

На следующий день ретивые массажисты уже стояли у заветной двери, предвкушая сорвать солидный куш за свои услуги. И они, казалось, не ошиблись. Дверь открылась, и седовласый мужчина, любезно улыбнувшись, пригласил их войти.

— На что жалуемся, батя? — деловито спросил Иван, натягивая на свои сутулые плечи белый халат.

— Да вот, радикулит проклятый совсем замучил. Не могли бы вы так промассажировать, чтобы я опять стал молодцом? Кстати. Мы с вами где-то встречались. У вас такое милое, застенчивое лицо, — пустил пробную пулю лести ветеран.

— Возможно. Раздевайтесь.

Старик охотно стянул рубаху, и перед обескураженными массажистами предстала морщинистая задница старого человека. Но едва они осторожно уложили старика на диван, как дверь открылась, и в комнату ввалились два здоровенных и хорошо поддатых парня.

— А-а-а! Массажисты! Вы пришли как раз вовремя. Решили воскресить нашего старика? А нужно ли ему это?

— А вам что нужно? — вопросом на вопрос ответил Трофим, решив осадить грубиянов.

— Нам? Гм… , А вы как думаете?

— Думаю, что вам массаж не требуется? — ответил Иван.

— Верно. А вот вам как раз не помешает. А ну-ка, спускайте штаны, пидеры гнойные! Сейчас мы вас сношать будем, — один из парней вынул из-за спины увесистую бейсбольную биту и красноречиво погрозил ею. Массажисты замерли, словно завороженные. Только сейчас до них стало доходить, что на сей раз они влипли в весьма неприятную историю. Но делать нечего. Бита грозила так красноречиво, что их Живые инструменты в штанах в миг стали мертвыми. А потом свершилось то, что должно было свершиться. Два бугая грубо насиловали наших героев, а коварный старик гнусно хихикал, помогая каждому из них глубже насаживать на их могучие члены мягкие задницы вконец испугавшихся массажистов. Те, опустив головы, молча поддавали задом.

— Ох! Ух! Ах! — восклицали гомики, наслаждаясь при каждом ударе. Задницы массажистов покорно принимали эти удары, боясь, как бы с ними не сотворили что-нибудь еще более постыдное. И не зря боялись. Гомики потребовали, чтобы их богатую сперму принимал не грязный анус наших бедолаг, а их, как они сказали, страстно открытые и жадные рты. Делать нечего. Решив, что теперь спорить опасно, так как от этих напористых парней так просто не уйдешь, массажисты, захлебываясь и отплевываясь, судорожно глотали их бурно выстреливаемое молочко.

Кончив сливать, парни грубо вытерли об их перепуганные лица свои «брандспойты» и стали потрошить карманы их брюк. Найдя вчерашний остаток их гонорара, он
и смягчились, и стали выталкивать наших бедолаг в коридор.

— А наш заработок?! — в один голос завопили массажисты, вцепившись в своих истязателей.

— Ваш заработок?! Вы только посмотрите на этих ублюдков! Мы с таким трудом прочистили их вонючие задницы, они выпили нектар из наших великолепных членов и вместо благодарности эти дебилы требуют еще оплаты?! — повернулся один из парней к своему напарнику.

— А ну-ка врежь этому кретину по его глупой башке! — предложил другой, передавая ему биту.

— Стоп! Не надо! — молитвенно воздел к небу руки Иван, — мы пошутили…

— Ты тоже так думаешь?! — повернулся к Трофиму парень с битой.

— Конечно! Ради бога, простите нас. Нам было так хорошо, — ответил Трошка.

— Вот видишь. Им уже хорошо. Давайте отпустим мальчиков, — засуетился старик, открывая входную дверь.

Массажисты мигом выскочили из квартиры.

— Сволочи! Ублюдки! Гомики! — кричали они в захлопнувшуюся перед их носом дверь.

… Дома они уже не читали газету. Тупо смотрели на экран телевизора. И тут диктор городского канала объявил, что с завтрашнего дня начинает функционировать городская баня и все сотрудники ее приглашаются на работу.

— А все же есть бог на свете! — хохотнул Трофим и дернул Ивана за «Живой» инструмент».

— Если эти двое попадутся мне в бане, то я им такой массаж устрою, что они без яиц останутся, — пообещал Иван, и ребята, обнявшись, стали отплясывать танец живота.

Эдуард Зайцев.