Наказание

Я провинилась, я была виновата, я знала… Наказание последовало незамедлительно… Это было жестокое наказание, я приняла его как послушная девочка… Я получила то, что заслужила… Это было справедливо.

Все произошло на прошлой неделе. Я была на даче и изменила, точнее, меня почти изнасиловали, но это не имело значения — я виновата. Он долго молчал, когда я рассказала, а потом сказал: «Ты будешь наказана». «Да», — ответила я и покорно склонила голову.

Он надел на меня пояс с цепочкой между ног, цепь была натянута до предела, так, что впилась в промежность мервой хваткой. Я застонала и получила пощечину — молчать, я закусила губу. В киску вставил предмет (хоть небольшой — пузырек от лака для ногтей) и надел на меня утягивающие трусики, чтобы пузырек не выпал. Так я должная была ходить два часа, чтобы он терся во мне, и я истекала соками. Меня бросало в жар, сесть я не могла. Пузырек, прижатый трусиками, давил внутри не хуже огромного члена. Хотелось кончить, но я не могла. Я должна была так выполнять всю работу по дому: помыть полы, постирать, приготовить обед.

Цепь давила на промежность, пузырек терся внутри, но как только я хотя бы прислонялась к стене, следовал неумолимый приказ — двигайся. Время этой пытки было установлено — два часа. К концу второго часа трусики можно было выжимать, настолько они были мокрыми, я практически теряла сознание. Но два часа кончились… И настало время основного наказания. Я это знала… Меня даже почти это не пугало, настолько я была измотана!»Терпи, сука, — думала я про себя — так тебе и надо!»

«Вставай», — прозвучал приказ, в его руке был ремень. Я встала на колени перед диваном. Он стянул с меня трусики так, чтобы обнажились только ягодицы (пузырек остался внутри)… Завязал мне рот плотным платком. Сначала я считала про себя удары, но быстро сбилась со счета, попа горела огнем, я выгибалась и протягивала к нему свою дарочку и мысленно молила: возьми, возьми, войди в меня, трахни, пусть все закончится… Нет, порке не видно было конца, кажется, на миг я потеряла сознание от боли и желания. Очнулась я лежа на спине со связанными за головой руками. Теперь на мне была только цепочка и моя киска опухла от ударов ремнем. Хотелось орать, но рот был по-прежнему закрыт платком. Лишь глухой стон вырывался где-то из глубины сознания. Наконец он перевернул меня на живот, взял в руки самый большой фалоэммитатор в нашей коллекции и вогнал мне сзади во влагалище.

Я охнула… Он начал двигать им во мне… Кончила я практически мгновенно. Тогда не вынимая его оттуда он резко вошел в мою попу так, что я прогнулась навстречу, но это был еще не конец. Поддерживая фалоэммитатор в моем влагалище он вышел и снова вошел… Он трахал меня с таким остервенением, что оргазм наступал за огразмом, я снова потеряла сознание…

В следующий раз я очнулась в теплой расслабляющей ванне… Я открыла глаза, чувствуя его нежные руки, которые мягко ходили по моему истерзанному телу, смывая боль и мучения. Глядя ему в глаза, я прошептала: «Я прощена?» «Цепочку будешь носить еще два дня», — сказал он. «Хорошо, милый», — почти про себя пролепетала я. Я была счастлива…

Диана